ОТКРЫТИЕ (lexkimdoors) wrote,
ОТКРЫТИЕ
lexkimdoors

Дневник татуировщика

чб1 - копия2
Это был лишь сон, — привиделся , а потом  растаял…
Все совпадения случайны.  
1968                                        

Так вышло, что свой первый рисунок я сделал во сне. Это чудо случилось со мной в детстве, таком далеком, что и само оно давно уже кажется мне сном, приснившимся однажды и оставшимся в памяти навсегда. Мне тогда не исполнилось и четырех. Как же я хотел получить одну вещь! Не помню, просил ли я родителей подарить ее мне, не знаю, плакал ли, добиваясь своего, как это делают дети, но могу сказать точно, что они, как и сам Господь, далеко не всегда исполняли мои просьбы. Что за вещь то была? Ну, конечно же, игрушка. Если сказать точнее, это было игрушечное ружье. Я видел такое у одного мальчишки. Отличная вещь! Не важно, что мог знать я тогда об оружии, это я понял сразу. Два ствола блестящие никелем, пластиковый приклад. Выстрел капроновой пробкой звучал как выстрел. И на взвод оно ставилось совсем как настоящее, переламываясь и замыкаясь с тем металлическим щелчком, который ни с чем не перепутать. Да!  Это было оружие. Вот тогда я и нарисовал в своем детском сне эту вещь. Помню, я сделал это одним движением, словно песенку пропел. Словами такое не передать. Рисовать желанную вещь оказалось так же здорово, как владеть ею и даже еще лучше —  словно я осуществил свое желание с помощью волшебства. Но главное произошло, когда я проснулся. Я долго искал свой драгоценный рисунок и, в конце концов, мне пришлось понять, что он остался там — в  растворившемся сне. Так что оставалось одно — нарисовать еще раз. Вот так я и стал рисовать.


Еще одно воспоминание. Я и соседский мальчишка гуляем возле речки. Не помню его имени, но знаю, что был он не старше меня. В мутном потоке я увидел предмет, привлекший мое внимание. Среди камней что-то металлическое тускло блеснуло серебром. И я попросил своего приятеля, обутого в резиновые сапожки, достать мне это сокровище из воды. Он это сделал. Вытащил и решил оставить себе. Помню как я старался убедить его, что он неправ, что это моя вещь, ведь я первым увидел ее и все такое.… Но бесполезно. Взрослые люди знают, что в таких случаях надо договариваться, искать компромисс, однако никто еще ни меня, ни этого мальчика такой мудрости не научил. Можно было бы назвать это детской ссорой, но для меня в тот момент все остальное было забыто. Такой же, как я, мальчишка пытался лишить меня того, на что я имел безусловное право! Тогда впервые в жизни я и кинулся в драку. Не знаю почему, но я знал, что сильнее своего противника. Может быть потому, что человек становится сильнее, чувствуя себя правым, а может быть потому, что зверь, просыпаясь внутри одного человека, чувствует слабость другого. Я забрал свою драгоценность. Слава Богу, это не было дракой до крови, мы не ударяли друг друга, не царапались и не швырялись камнями. Я просто повалил его на землю, вцепился в свою вещь и выхватил из его рук. Никто меня впоследствии не ругал и не наказывал и, возможно, никто, кроме нас, не узнал об этом. Но, спустя годы, не раз мне вспоминался тот мальчишка на берегу речки, лежащий на спине и перепуганный до слез. Та вещь, из за которой все случилось, смешно сказать, была всего лишь алюминиевой крышкой от сахарницы или горчичницы, квадратная, с узором и с одним срезанным под ложечку уголком. Никогда ее не забуду.. Спустя много лет, одна моя знакомая, известный российский кинезиолог, с которой я познакомился благодаря своей работе, открыла мне значение того далекого дня и случая. «Ты понял, что там произошло? Впервые в жизни ты решил такую серьезную проблему. Решил с помощью силы. И тебе это понравилось! Ведь у тебя все получилось.  Насилие!… Вот что использовал ты, и это сработало!  Ты почувствовал свою правоту,  и, поняв, что можешь решить все силой, именно так и поступил. Справедливость восторжествовала. Все получилось быстро и не вызвало неприятных, для тебя, последствий. Ты победил! Твой мозг хорошо запомнил этот момент. Но именно с той поры тебе не хватает терпения в спорах. Особенно когда ты уверен в своей правоте. У тебя нет терпения, если ты знаешь, что прав, и тебе хочется кинуться в драку, чтобы так же быстро и просто, как в тот день на берегу речки, отстоять свою правоту».                                                                                                                        


Май 2000                                                                                                                                                                                                                                                                                                                 Бесконечный людской поток медленно продвигался по такому же бесконечному коридору. Тусклый, подобный лунному, свет, льющийся из неоткуда, не позволял разглядеть ни лиц, ни красок. Не было слышно никаких звуков, кроме шелеста множества ног. Люди двигались, словно серые тени, не излучая ни надежды, ни страха, лишь усталость и безысходность. По обе стороны коридора тянулась череда дверей, за каждой из которых был чей-то дом, чья-то жизнь. За одной из таких дверей я увидел себя, сидящим на полу комнаты, а точнее ниши. Я сидел, прислонившись к самому краю одной из трех стен. Мои жена и сын спали на кровати, что стояла у стены напротив. Наружной стены не было, но это не портило ничего. Я чувствовал, что мы в безопасности и тихо наслаждался этим чувством. А в отдалении, в теплой ночной темноте тускло светились огромные прямоугольные здания, нижние этажи и крыши которых растворялись в бесконечности. У этих строений также не было наружных стен, и я видел, что каждая похожая на мою ниша была населена. Те, кто имел свою нишу, наслаждались, как и я, покоем и безопасностью, а те, кому не повезло, брели по коридорам.
Я проснулся и долго лежал в темноте. До рассвета было еще далеко. Жена спала рядом, дыша почти неслышно, как и наш сын, лежащий в своей кроватке, сооруженной из двух приставленных одного к другому кресел. Что же за сон это был? Мрачный или приятный? Там во сне был ли я счастлив, и было ли это счастьем? Пожалуй, да, наверное, это большое счастье — иметь свое место в жизни, свое гнездо, свой дом. Но у меня нет своего дома. Да и что есть у меня? Ни образования, ни денег, ни связей. Есть только они — жена и сын, и их я не могу потерять, их я должен сделать счастливыми. И все-таки это хороший сон, ведь мне везло всегда, вот и на этот раз… Ну как же вовремя!                                                                                                                                                                                                                                                                                                                               Я улыбнулся, думая об этом. Как же славно, что теперь мне не надо подыматься ни свет ни заря и идти по морозу на эту проклятую стройку. Ну и работку подкинула мне тетка жены!.. Что ж, видимо, она, кабинетный работник, сидящий на окладе, представления не имела, что ее начальники, переживая кризисный момент, «кинут» всю бригаду — тридцать человек, которые весь ноябрь и всю зиму напролет «лопатили» бетон. Да и вряд ли ей это хотелось знать. Но пусть это не сделало меня богаче, я поставил этих людей на место, и это согревало мне душу. Зря, конечно, я согласился принять бригадирство, когда им пришлось выкручиваться и что-то мне предлагать, лучше бы взял свое и ушел. Ну что ж, зато приобрел опыт. Теперь эта история в прошлом.  Господи, неужели ты и в самом деле так любишь меня? Почему мне так везет? Уволившись, в тот же самый день, в старом тусклом телевизоре, я увидел пробегающую строку, …ТРЕБУЕТСЯ МАСТЕР ТАТУИРОВКИ… Это и было то, на что я надеялся, решившись на переезд из другого города с женой и четырехлетним сыном. Денег, которые я получил при расчете, неожиданно оказалось больше, чем я ожидал. Это позволило мне привести себя в человеческий вид, достаточно приличный, чтобы зайти в салон красоты. Я пришел туда, прихватив с собой одного паренька — дальнего родственника моей жены. За пару месяцев до этого я сделал ему татуировку на правом плече. Это была голова монстра из журнала свидетелей Иеговы. Была там такая картинка — вавилонская блудница, восседающая на огненно-красном звере. Зверь этот имел голову леопарда, увенчанную парой острых рогов. Я тогда не стремился иметь большой набор пигментов, но, помимо черного, у меня всегда были красный и белый. Кроме этого был еще большой полулитровый баллон красивой ярко-оранжевой краски, который мне по случаю привезли из Японии. И хоть сам парень как человек был мне не интересен, и денег с него я взять не мог, все же я постарался. Именно для такого случая. Работа вышла на славу. Салоном, в который мы с ним пришли, владели две женщины — красивая дочь и ее прекрасная мама — великолепная женщина, в том возрасте и макияже, какие не портили её красоты. Было заметно, что моя работа им очень понравилась, но после собеседования меня попросили подождать пару дней. Якобы соискателей было много и им надо было определиться с выбором. Я почти не сомневался, что меня примут. Так оно и вышло.  На следующий день мне позвонили из салона и сказали, что они решили остановиться на моей кандидатуре. Что ж, это был отличный подарок ко дню рождения моего сына. Людмила Николаевна — старшая из владелиц «Милены» — так назывался салон, хотела посмотреть, каким оборудованием и инструментом я располагаю. Здесь у меня был такой выбор — либо объяснять, что у меня нет и никогда не было оснащения, пригодного для работы в салоне, либо что-то придумать. Дело было в том, что я никогда прежде не работал машиной, а делал все по старинке, ручным инструментом, так называемой «перкой», как это делали «зеки», в тех местах, где мне довелось осваивать свое искусство.
С этими мыслями я и уснул незаметно вновь.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments