ОТКРЫТИЕ (lexkimdoors) wrote,
ОТКРЫТИЕ
lexkimdoors

Любовь к Жизни

Stats
Это история, которую,  уже много лет назад,  мне рассказал, один человек.

В моем подъезде жил один парень. Его звали Женя, родом он был из Амурской области, из какой-то, то ли деревни, то ли городка. Судимый, но не бандит, не вор и не злой человек, а просто неудачник, как принято говорить.Время от времени, он ездил домой к матери и всегда привозил с собой  марихуану - он любил покурить. Как и я. И частенько он угощал меня.

И вот однажды я получил от него незабываемый подарок. Он позвонил мне и попросил подняться к нему. Я поспешил и не был разочарован. Он приготовил для меня особое угощение - целую чайную ложку каши из чистого гашиша.  Все, что он мне сказал - "Я уже пробовал - держит сутки!".
Я проглотил угощение и вернулся домой. Помню, сказал жене - "Лена, сейчас меня будет колбасить". Ну, и заколбасило...
В то время я переживал глубочайшую и уже хроническую депрессию. Я убедил себя в том, что жить мне осталось недолго - побаливала печень, к тому же постоянно лезла в голову мысль о том, что я заразился туберкулезом от Женьки. И как только волна на меня накатила, в голову полезли мысли о вечном. И тут меня, вдруг, пронзила  мысль - "Если все для человека неизбежно  кончается смертью, если я  неизбежно умру, умрет моя любимая женщина, мой любимый сын - стоит ли тогда чего-то эта жизнь и стоит ли мучаться, и почему бы тогда не оборвать это все одним разом, для всех?"
Пронзила не сама эта мысль, но пронзил и поразил неописуемо  страх, что я, сейчас, сию секунду,  сойду с ума и сделаю это. Я вскочил и побежал за таблетками донормила, не чтобы отравиться, но, чтобы выпить их и  уснуть.  Нашел тубу  с таблетками в баре, но не выпил их потому, что, в следующее мгновение, мелькнула мысль о том, что хорошо бы мне остудиться холодной водой.
Сознание разрывалось на части - одна половина разума уже стояла на грани, но другая словно смотрела на все это со стороны и, оставаясь трезвой, не позволяла уйти за грань.

В следующее мгновение я сидел голым в ванне и обтирался холодной водой из смесителя. Возникла паническая мысль вызвать "скорую", но тут же пришла другая - "Если меня увидят таким и увезут в "дурку", я останусь там навсегда". Это было недопустимо. Я хотел лишь одного - чтобы это проклятое состояние как можно скорей прошло и никогда не повторялось, но в голове звучали слова друга "- держит сутки".
Я позвал жену. Она зашла в ванную перепуганная и растерянная. Я схватился за ее руки и просил у нее прощения, говорил ей, что все у нас станет лучше, если только я смогу пережить этот день. Потом она ушла успокаивать сына, оставив меня сидящим на корточках в ванне.

Вдруг я почувствовал прикосновение холодного металла к телу,  подумал, что прикоснулся грудью к смесителю, но увидел, что смеситель в полуметре от меня. Между тем,  холод  металла, там, где находится сердце, был совершенно реальным, а в следующий момент я почувствовал, что это ощущение медленно разливается по моему телу. Я понимал, что это самовнушение, но знал и то, что это не имеет никакого значения,  что если я не остановлю это, холод охватит все мое тело, и тогда я умру.
Тогда я стал молить Бога. Я просил у него прощения за все свои грехи, за все свои подлости и предательства. Я плакал. Плакал не от страха, а от осознания собственного ничтожества. Вдруг, в памяти всплыло, как меня называли в детстве и я словно услышал голоса вопитательниц и моей мамы, которые ласково звали меня "Андрюша!".   Андрюша, Андрюша - усмехнулся я сам себе, эк тебя приперло , Андрюша...  А в следующий момент я словно увидел мир с высоты. Мир был темным и серым, а там, внизу,  словно туча насекомых, сновали люди - те самые "массы", к которым я давно научился относиться с презрением. И там в самой гуще этих "масс" я увидел себя - точно такое же насекомое, как и все остальные. Не передать, как это было страшно, не хотелось, невозможно было поверить в это.
Меня стошнило прямо там, где я сидел. И наверное, я бы умер в этой ванне или сошел бы с ума, если бы сознание не ухватилось за спасительную мысль, которую Бог послал мне в ответ на мои молитвы.  "Нет!" - смог сказать я себе -  "Все не так! Все не так плохо в твоей жизни, Андрей. Все не так плохо!. У тебя семья, которую ты так любишь и которой можешь гордиться, ты многому смог научить жену и теперь у нее хорошая, престижная работа, ее уважают люди, и у тебя самого не менее интересная работа, и тебя многие ценят, и уважают, и сын твой тебя радует - ты смог научить его, и учишь лучшему, чему научился сам, и он очень любит тебя, у тебя есть Вера, которую ты не потерял, у тебя есть Бог, который всегда прощал тебя и всегда тебе помогал".

В тот самый момент я понял, что есть самое страшное в человеческой жизни. Это не смерть, как думаем мы, по своей глупости, - нет ничего глупее, чем страх смерти, которой, сколько не бойся, никому не избежать. Но что действительно страшно  - это понимать, умирая, что твоя жизнь была прожита напрасно, бесполезно и неинтересно, и что возможности исправить это уже нет, а  прощения  не будет.
Через некоторое время я смог выйти из ванной и пройти в спальню. Сын увидавший меня воскликнул "Папа! У тебя глаза такие красные словно там красные корни растут!". А я боялся посмотеть на него, лег на кровать вниз животом и смотрел в пол свесив голову, чтобы не видеть ни чего больше.
Через несколько минут все прошло и я был абсолютно трезв. Женька, которому я рассказал об этом, не мог поверить - "Да ты что! Не может быть, меня сутки держало, без перерыва!".

Наверное целый месяц, после этого, я пребывал в  состоянии какой-то эйфории и спокойствия, и, однажды, прогуливаясь по вечернему городу, который, словно впервые, открывал  для себя, я  подумал вот о чем - нет ничего более живого, чем Жизнь. Она нас рождает, она нас воспитывает и любит. Любит совершенно по разному, любит как своих детей, любит как мужчин и как женщин.  Жизнь любит нас и она занимается с нами любовью. Да, именно так - она трахает нас всеми способами. Она может войти в нас живой плотью, может вонзится в наше сердце ножом, проникнуть вирусом в печень или безумной мыслью в голову - как угодно и когда ей угодно. А что остается нам? Лучшее, что мы можем сделать - это расслабиться и трахнуть ее в ответ. Но только с любовью, только с нежностью, с благодарностью и с умом.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments